Биробиджан

Биробиджанское чудо

Если Вы обитаете в железобетонной многоквартирной коробке впритык с подобными ей строениями, то хочется Вам того или нет, но Ваше ежедневное самочувствие неотделимо от отношений с соседями, от состояния вашего подъезда, дома, двора, квартала, микрорайона и, само собой, от количества и качества бытовых, культурных, спортивных, торговых услуг в ближайшей доступности.

Хуже всего, когда в дошедших до ручки брежневках и хрущевках жильцы погрязли в коммунальных долгах и никак не самоорганизованы, управляющие компании собранные средства тратят куда им захочется, а городскому начальству некогда разбираться с донимающими вас «мелкими» безобразиями.

Особенно в больших городах, где черная дыра между разобщенным населением и городскими управами становится рассадником для бомжей, преступников, шпанюков, южных мигрантов и коррупционной кормушкой для околобюджетных вредителей-грызунов.

Никаким народовластием при этом не пахнет, поскольку попытки горизонтальной самоорганизации горожан глушатся сверху, а чиновничьи вертикали более всего озабочены своими собственными потребностями. Муниципальная бюрократия, также как региональная и центральная, мечтает быть несменяемой, для рядовых граждан неподконтрольной, и доказывать свою полезность масштабными бюджетными стройками за счет региональных, федеральных субвенций.

К счастью, не все чиновники отгораживаются от народа бюрократическими заборами. Максимальную открытость демонстрируют Дзержинск и Дмитров, на Дальнем Востоке Биробиджан, где местные главы дали зеленый свет низовой самоорганизации еще на рубеже нулевых годов.

Биробиджанское чудо

Биробиджанское чудоБывая в Биробиджане, нельзя не отметить бюргерскую опрятность и хирургическую чистоту его улиц, дворов, площадей, переулков и в центре, и на окраинах. Наводящие этот лоск дворники, коммунальщики, судя по их разговору и облику, местные.

В отличие от Хабаровска, где гастарбайтеры в муниципальных робах на каждом углу что-то марафетят и строят, но стоит свернуть вглубь совдеповских старых кварталов, а таких в краевом центре примерно три четверти, и вместо гламурного блеска сплошь и рядом такое позорище, словно они ничьи.

Например, в Первый микрорайон, где до пятнадцати тысяч народу и за сотню типовых советских многоэтажек. По обилию стихийных свалок, брошенных зданий, пустырей и захламленных тупичков «первая микраха», пожалуй, перевесит Биробиджан, чье население разочков в пять больше.

Если бы не пугающая активность китайцев в строительстве и скупке жилья, еврейский по названию Биробиджан можно было бы считать вполне себе русским комфортным городом. В чем же секрет этой режущей глаза разницы между Первым микрорайоном Хабаровска и Биробиджаном, ведь и там и там жилищный фонд из одного старорежимного «теста»?

Лучше других смотрятся те кварталы, чьи жильцы объединились в какие-нибудь самодеятельные общины. В Биробиджане большинство горожан самоорганизовано через ТОСы – ячейки территориального общественного самоуправления в подъездах, домах, дворах, кварталах, улицах, микрорайонах. Их учредители как правило инициативные граждане, входящие в ТСЖ, советы домов, гаражные кооперативы, дачные товарищества и всевозможные клубы по интересам. Им проще договориться и объединиться в ТОС.

Домовой ТОС считается созданным, когда за него проголосовало более половины совершеннолетних жителей дома и затем его зарегистрировал муниципалитет. Квартальный ТОС имеет право на регистрацию, когда в границах квартала за него также высказалось взрослое большинство. Для сравнения: в Биробиджане ТСЖ сто восемнадцать, а в Первом микрорайоне мне удалось обнаружить всего три ТСЖ на четыре хрущобы. Из них только в ТСЖ «Благо» (дома №11 и №13 на улице Калараша) благоустройство придомовой территории оставляет благоприятное впечатление.

В Биробиджане при содействии местных властей создано более двухсот ТОСов, тогда как в Хабаровске, возглавляемом 18-ый год Александром Соколовым, и в частности в Первом хабаровском микрорайоне – по сию пору ни одного! Выходит, что как бы русская по своим фамилиям бюрократия народную инициативу щемит, а как бы еврейская поощряет. Иными словами, сама жизнь богаче любых предубеждений и догм, и побуждает у нее учиться уму-разуму ежечасно и ежедневно.

Истоки народовластия

Самые подходящие площадки для создания ТОСов и ТСЖ–домовые советы. На бумаге они есть в каждом доме, однако признаки жизни подают считанные единицы. На фоне окружающей серости их легко распознать по аккуратным газонам, заасфальтированным дворам, свежевыкрашенным фасадам, ярким детским площадкам.

В десятиэтажке на Калараша 30(а) даже полы лестничных клеток не поленились украсить блестящим кафелем. Главный организатор косметического ремонта – председатель совета дома Иван Селиверстович Косычук на пару со своим заместителем Николаем. Говорит, что жильцы дома уговаривают его создать ТСЖ, но ему пока проще, не получая зарплаты и не отвечая за должников, воздействовать на управляющую компанию.

Зато квартальный ТОС был бы весьма кстати, ведь симпатичной детской площадкой под окнами пользуются все дома по соседству, а за ее устройство и содержание платит только его дом. Еще одна больная заноза: на придомовом земельном участке совершенно посторонние люди самовольно поставили мешающие всем гаражи. И убрать их при всем желании не выходит. Здравый смысл подсказывает, что вместе с ТОСом решить вопрос с гаражами по справедливости было бы проще.

Председатели советов других похорошевших домов, таких как на Путевой 8 (б), откровенничают, не называя своих фамилий: «Управляющие компании под нашим требовательным контролем сделали и парковки, и асфальт, и подъезды, и тротуары. Теперь нам хочется создать свои ТСЖ, но вдруг не потянем?

От местных чиновников постоянно слышим, что ТСЖ и ТОС это плохо. Вдобавок им стал неугоден председатель передового ТСЖ «Благо» Виталий Сичкарь, активно ратующий за создание ТСЖ и ТОСов, и еще неизвестно – останется ли он на своем месте. Мы же хотим навести порядок во всем Первом микрорайоне. У нас тротуары между улицами Путевая и Калараша неосвещенные, на обеих пешеходных дорожках к улице Краснореченской около института Культуры ни одного фонаря, многие междомовые участки загажены и заброшены.

Если сверху не хотят ни ТОСов, ни ТСЖ, пусть тогда депутаты решают эти вопросы». Хорошо бы так, но одними депутатами, возглавляющими, как правило, муниципальные учреждения, и муниципальными чиновниками в придачу божеский вид во дворах и микрорайонах еще ни разу не наводился. Где же тогда, спрашивается, выход?

Своим опытом в этом вопросе на информационной встрече в Хабаровске поделилась Матиенко Наталья, стоявшая у основания ТОСов в Еврейской области и возглавляющая там областную общественную палату. Больше всего собравшихся поразили слова Натальи Владимировны о том, что каждый из шести микрорайонов Биробиджана имеет свой большой выборный ТОС, замыкающий на решение насущных задач местное население, управленческие структуры и стимулирующий комплексное развитие своей территории.

Кроме того, в каждом микрорайоне активно бурлят более мелкие домовые, дворовые, квартальные ТОСы по самому широкому кругу вопросов–от пенсионных, детских и школьных до коммунальных, досуговых и бытовых. Самые грамотные председатели ТОСов, решившие самостоятельно управлять своими домами или контролировать управляющие компании в интересах собственников жилья, создали успешные ТСЖ. Так, в биробиджанском микрорайоне «Осеннее» тридцать процентов жилого фонда организовано в ТСЖ.

Отсюда бескомпромиссная конкуренция между ТСЖ и монопольной компанией за право управлять жилыми домам – на пользу жильцам и коммунальным сетям. ТОСы со своей стороны занимаются злободневными социальными темами, подключают к ним бизнес, «управляйки», муниципальные предприятия, местную власть. Причем первые ТОСы появились не в областном центре, а в самых неблагополучных поселках, таких как Биробиджан-2, от желания посельчан наладить у себя нормальную жизнь. Начинали с устройства колодцев, подвоза продуктов, восстановления работы транспорта, паспортизации граждан, закрытия злачных точек…

«Первые шаги давались непросто: недовольные народным контролем жгли активистам дворы, резали скот, но ТОСы выстояли и постепенно произошел перелом, – вспоминает неунывающим голосом Матиенко. – И теперь у нас наркоманов полиция ловит с участием тосовцев, территории охраняются вместе с тосовцами, и на проверки берут общественных инспекторов. Заодно учили ТОСы считать и разговаривать со всеми структурами на четком экономическом языке.

Так, по итогам обновления микрорайона «Сопка» тосовцы сопоставили затраты с реальными результатами, и генподрядчику пришлось вложить недостающую сумму на другие городские объекты. ТОСы завоевали уважение зримыми итогами своих дел, все убедились в их пользе и стали воспринимать как партнеров. Но нужно отчетливо понимать: ТОСы становятся силой, когда сверху есть поддержка от первых лиц и снизу инициатива поверившего в себя населения.

Отправной точкой стал двухтысячный год. Идею ТОСов тогда административно и морально поддержали тогдашние губернатор, градоначальник и процесс пошел, несмотря на бюрократические препоны ».

«Бюрократия везде одинакова, – вносит ясность директор Дальневосточного научного центра местного самоуправления Нина Поличка. – Один из хабаровских крупных чиновников как-то посетовал, что если горожане станут собираться для обсуждения своих проблем, то городской власти не поздоровится. Это в корне неверно. Самая сильная мэрия в одиночку не потянет воз городских проблем, а городская дума при всем желании их не охватит и не обеспечит в полной мере обратную связь с народом. Поэтому во всем мире демократия участия все чаще дополняет демократию представительную. В Европе демократические устои традиционно начинаются с коммун в домах, улицах и кварталах, под запросы которых формируется муниципальный бюджет. У нас пока что обратный вектор».

Куда ведет бюрократический вектор, видно по Первому микрорайону. Вместе с председателем ТСЖ «Благо» Виталием Сичкарем осматриваем обжитые бомжами руины возле кафе «Вечерний», бесхозную разрушенную пристройку к девятиэтажному зданию на Калараша, 22, заброшенный котлован, где когда-то стоял кинотеатр «Сатурн».

Возвращаемся по Калараша мимо разрешенных мэрией пунктов сбора металла и стеклопосуды за деревянными жилыми бараками. Местные женщины жалуются, что здесь нелегальным дешевым спиртом спаивают их сыновей и мужей. И такие точки-заморочки по всему городу.

Будь у микрорайона объединяющий его здоровые силы ТОС, руины давно бы убрали, пристройку, пока она была сравнительно целой, передали в местный дом культуры для ветеранов, закрыли сомнительные пункты приема. И перед городской, краевой властью поставили бы вопрос о строительстве культурного центра с кружками, студиями, ансамблями, спортивными секциями, народными промыслами, местным музеем.

«В 2010 году по инициативе МВД, во всех микрорайонах Хабаровска, включая Первый, были образованы советы общественности микрорайонов по профилактике правонарушений, – рассказывает Елена Шевченко–директор муниципального Дома ветеранов, функционирующего как досуговое клубное учреждение. – Я тогда возглавила этот совет, по моей инициативе милиция закрыла крупный наркопритон, но затем натолкнулась на явное нежелание нашей активизации со стороны районной и городской власти. За неимением определенных полномочий и статуса, и из-за разобщенности населения, деятельность этих профилактических советов постепенно сошла на нет. Хотя по хорошему для системного решения местных вопросов полноценный совет микрорайона нужен как воздух. При условии, что в него войдут представители самоорганизованного населения, базирующихся здесь социальных учреждений, коммунальных и коммерческих служб, правоохранительных органов. И чтобы его не противоречащие законам решения никто не мог игнорировать. Взять, к примеру, возглавляемый мною бесплатный очаг культуры для людей пожилого возраста. Городские власти сейчас объединяют его с другим учреждением. При этом никто не спросил мнения ветеранов и местных жителей, что бы они хотели и что им нужно».

В общем, как ни крути, а микрорайонный ТОС нужен. Но начинать предпочтительно с домов и кварталов. Тот же Сичкарь двумя руками за объединение в ТОС жильцов его ТСЖ и соседних по Калараша домов. Чтобы вокруг стало не хуже, чем у него. А для этого каждой многоэтажке нужен коллективный хозяин в лице объединившихся жителей. Управляющие компании, в данном случае «Дебют-Сервис», таким хозяином в принципе не являются. Они только обслуживают.

«Поэтому бесхозные детские площадки, установленные за бюджетные гранты, разбираются на металл, некому спилить опасные тополя и посадить аккуратные деревца, проложить по переулку Бурейскому пешеходные тротуары, чтобы машины не давили народ, установить на домах ночное прожекторное освещение, убрать завалы и свалки, – показывает мне наглядно Сичкарь возле третьего, пятого, седьмого домов. – Посмотри как паркуются повсюду машины: на газонах и друг на друге. Все дворы и подходы к ним, построенные еще в советское «безлошадное» время, нужно перепланировать с учетом нормальных парковок, стоянок, ведь сейчас в любой пятиэтажке до полусотни автовладельцев. Плюс охрана личного, общественного имущества и воспитательная работа с жильцами в духе культурного общежития».

Вертикаль без горизонтали

Сам Сичкарь в своем ТСЖ все это делает. И даже праздничные, спортивные мероприятия для всех возрастов на жилмассиве регулярно проводит. Елена Шевченко тоже не стоит в стороне и помогает чем может. Хочется Сичкарю созданием ТОСа вплотную заняться, да все недосуг: сначала одна за другой проверки, а теперь еще судебные тяжбы с жильцами, никогда не состоявшими в ТСЖ, не ударившими палец о палец ради его (ТСЖ) блага и при этом пытающимися вместе с чиновниками Индустриального района заменить Сичкаря на своего ставленника.

Выборы «своего» правления ТСЖ они провели со всеми мыслимыми нарушениями, однако Индустриальный районный суд счел их итоги вполне законными. Виталий подал апелляцию в краевой суд с надеждой, что правда восторжествует. На юридические и бюрократические интриги у него аллергия. Ему бы своими руками что-нибудь смастерить или в дуэте с Шевченко народными праздниками окрестных жителей угостить. Такими, как Русская удаль, день весеннего равноденствия, Купала, собирающих сотни жителей жилмассива и гостей со всего города. Кстати, Шевченко тоже недавно судилась с мэрией, отстранившей ее от должности. И что вы думаете?

Победила! После чего уволилась по… сокращению штатов. И не только ее. Все четыре культурно-досуговых Дома ветеранов в Хабаровске, по одному на каждый район, лишаются юридической самостоятельности и присоединяются к центрам социальной работы как их составные подразделения. Плюсом такого присоединения городские чиновники считают бюджетную экономию за счет упразднения должностей директора, бухгалтера, юрисконсульта, завхоза в каждом из реорганизуемых домов ветеранов и включение в их штат сотрудников по психологической, консультационной помощи.

На бумаге как будто бы все замечательно, однако на практике любая самостоятельно работающая структура, а досуговый дом ветеранов являлся именно таковой, не в состоянии инициативно, без проволочек решать стоящие перед ней задачи, не имея своего управленческом аппарата и банковского расчетного счета.

Руководить ежедневно полноценным творческим коллективом откуда-то извне все равно, что командовать из чиновничьего кабинета многодетной большой семьей, указывая жене, мужу и детям, что покупать, как носить, кого поощрить, на что тратить деньги. Сравнение с большой семьей не дежурная фраза. Дом ветеранов в Первом микрорайне, которым без малого десять лет руководила Елена Шевченко, стал родным очагом для многих сотен пенсионеров и ветеранов.

Они с очевидной для себя пользой проводят здесь культурный досуг, объединяются в творческие коллективы, и в ходе общения оказывают друг другу столь необходимую им психологиескую, нравственную поддержку. Заряжаясь положительными эмоциями в том числе от артистической молодежи, регулярно и бескорыстно дающей здесь тематические концерты, пожилые люди передают этот добрый заряд своим детям, внукам, друзьям и всем окружающим. И чем больше таких светлых эмоций, тем меньше вокруг ссор и конфликтов, и тем лучше люди всех поколений находят между собой общий язык.

На одном из таких концертов в день пожилого человека я имел удовольствие поприсутствовать. Надолго запомнилась та задушевная теплая атмосфера, которую создали в этот вечер молодые исполнители из института культуры, блистательная ведущая праздничной программы Ирина Ефремова, энтузиасты из клуба «Огонек» для пожилых учителей и врачей.

Подлинное наслаждение испытал от исполнения русских романсов преподавателем Николаем Могилиным. Для меня лично стала настоящим открытием судьба композитора Бориса Фомина, написавшего такие неувядающие русские романсы, как «Дорогой длинною», «Лишь только раз бывает в жизни встреча», военные песни «Жди меня», «Письмо с фронта», – всего более четырехсот песен! В 1937-ом Фомина как социально чуждого автора посадили, после войны он опять попал под идеологическую раздачу, тяжело заболел и всего в 48 лет от роду умер.

Печальная судьба этого русского гения свидетельствует о том, что так называемые репрессии стригли всех под одну гребенку – и виноватых и правых, на потребу бюрократической бездушной машине. К сожалению, некоторые начальники и обслуживающие их «патриоты» открыто ратуют за возращение к этим порочным методам, за сворачивание общественного контроля над чиновниками, силовиками, денежными мешками и на дух не приемлют несанкционированный как у Сичкаря расцвет народного русского творчества.

В Хабаровском крае в последние годы дошло до того, что краевые чиновники и официозные СМИ ни при каких обстоятельствах не произносят такие родные и сокровенные для нашего сердца слова, как русская культура и русский народ. Слово русский подменяют безымянно «народным» или неопределенным славянским. В единственном на весь шестисоттысячный город Хабаровск культурно-спортивном центре «Русь» – по оформлению нет ничего русского, хоть снаружи, хоть изнутри: ни орнамента, ни жар-птицы, ни бабы Яги.

Когда в беседе с главой городского Индустриального района Кравчуком я поинтересовался его мнением насчет нерусского вида «Руси», он ответил, что это нормально, поскольку в городе много киргизов, узбеков, таджиков, которые в случае появления наших народных примет могут обидеться. И добавил, что время так называемой демократии кончилось, явно перепутав годы бандитско-чиновничьего разбоя с народновластием, которое еще по сути не начиналось.

Теперь понятно, почему Виталия Сичкаря с его естественной тягой к общественной самодеятельности и русской культуре, включая ее южнорусские(украинские) мотивы, так невзлюбила районная и городская администрация.

Заслуженная победа или община в действии

А что же Сичкарь? Несмотря на проигрыш в городском районном суде двум бесцеремонными крикливым женщинам, используемым районной администрацией в качестве тарана против непокорного ТСЖ, он пригласил Матиенко, которая в Первом микрорайоне провела первые в Хабаровске учебно-методические по организации ТОС.

Занятия прошли с местными активистами на базе детского центра «Отрада» при поддержке его директора Светланы Борисовны Белогруд. Следующий этап – формирование инициативных групп в ближайших домах по улице Калараша для организации первого в Хабаровске ТОСа. Получится или нет – время покажет. Хочется надеяться, что получится, тем более что четвертого декабря произошло знаменательное событие: краевой хабаровский суд отменил решение районного городского суда о законности фальшивого переизбрания правления ТСЖ «Благо» во главе с Сичкарем. То есть краевой суд встал на его сторону. Почему?

Во-первых, Сичкарь не опустил руки, подал апелляцию наряду с обращениями в прокуратуру и краевые ведомства, во-вторых, законное правление поддержало абсолютное большинство членов товарищества, в-третьих, удалось привлечь внимание местных СМИ к чиновничьему наезду, в четвертых, на суде интересы ТСЖ грамотно отстаивали надежные товарищи Сичкаря Александр Панькин и Алексей Касьяненко.

Наконец, повезло с составом суда. Его председатель – русский мужчина с проницательными стальными глазами, безукоризненно правильной речью и лаконичными схватывающими суть вопросами. Судья слева – торжественная блондинка с аккуратной прической, судья справа – строгая подтянутая брюнетка. Мысленно сравниваю их с районной судьей, отказавшей Сичкарю в удовлетворении его иска. Ее неприбранные локоны беспорядочно падали ей на глаза, а безразличный безвольный голос был едва слышен на протяжении всех пяти заседаний. В общем, какая форма, такое и содержание.

Также очевидно, что российская судебная система нуждается в возрождении института народных заседателей для минимизации вопиющих незаконных решений. При этом народных заседателей следует не назначать органами представительной власти, как это делалось раньше, а избирать всеобщим голосованием из несудимых уважаемых граждан с высшим образованием. И заседать они должны не в свободное от работы время, а на постоянной основе за приличную заработную плату.

После суда на страничке ТСЖ «Благо» в Контакте появилась любопытная запись: «Мы говорим спасибо чиновникам из администрации Индустриального района г. Хабаровска …. за то, что своими активными действиями они сделали нас грамотнее, сплоченнее и сильнее». В самом деле, оппозиция внутри ТСЖ возникла не на пустом месте.

Тем, кому не нравилась активная деятельность правления по наведению порядка и организации здорового интересного досуга, кто не оплачивал коммуналку и не хотел входить в ТСЖ, искали сочувствия среди недовольных любителей зеленого змея, строчили без конца кляузы, желая измотать и парализовать товарищество проверками. На бузотеров старались не обращать внимания, пропускать мимо ушей их досужие обвинения, и, как оказалось, напрасно. Несколько членов товарищества купилось на демагогию и примкнуло к оппозиционерам.

Устроенные ими фальшивые перевыборы побудили законное правление ТСЖ налечь на индивидуальную и разъяснительную работу, стать более внимательными и чуткими по отношению друг к другу и к каждому жителю. Ведь недопонимание начинается как правило с мелочей, так что общий язык нужно учиться искать со всеми. И положительные результаты не заставили себя ждать. На проведенных только что по всем правилам перевыборах правления ТСЖ его действующий состав получил неоспоримое большинство.

Секрет столь завидной устойчивости ТСЖ «Благо» в том, что оно не только добросовестно выполняет свои жилищно-коммунальные обязанности, но и старается по максимуму удовлетворить бытовые, социальные интересы своих жильцов. Это организация спортивных событий, постоянное внимание ветеранам, работа с детьми, проведение праздничных мероприятий, развитие художественной самодеятельности, постоянное взаимодействие с образовательными, культурными учреждениями.

Одними из первых во всем Хабаровске здесь обустроили летнюю беседку для совместного отдыха, свою парковку и стоянку для автотранспорта, организовали огороженное место для выгула домашних собак. Иными словами, «Благо» объединило под своей крышей и ТСЖ и фактически действующий, но пока что незарегистрированный ТОС, в котором заинтересованные неравнодушные граждане проявляют инициативу для решения своих социально-культурных и житейских задач по месту своего жительства. ТСЖ «Благо» начиналось по сути с ТОСа, который из-за отсутствия опыта не сумели зарегистрировать, потом создали ТСЖ, и вот опять взялись за ТОС, но уже в квартальном масштабе. Получится ли? – покажет время.

Главным уроком многомесячного противостояния между правлением ТСЖ и городскими чиновниками, стало осознание обычными гражданами того факта, что бороться за свои права в рамках закона с максимальным использованием информационных, общественных и правовых инструментов вне несомненно нужно. В ходе этой борьбы сложилась настоящая община единомышленников, и их усилия дали положительные плоды. С большинством доводов правления ТСЖ о том, что при его фальшивом переизбрании были допущены грубейшие нарушения, согласились прокуратура и краевое министерство ЖКХ. То есть сверху прислушивается к голосу снизу, если он звучит достаточно аргументированно и громко.

В общем и в частности об интересной жизни Первого микрорайона можно говорить без конца. Это вовсе не означает, что он самый плохой в Хабаровске. Напротив, по количеству и качеству образовательных, детских, спортивных, торговых центров Первый один из самых насыщенных и удобных. Вот только должного уюта и порядка в нем нет. Корень проблемы – в отсутствии своего общественного самоуправления на земских принципах.

Индустриальный район, в котором проживает более двухсот тысяч хабаровчан, напрямую управлять каждым микрорайоном не в состоянии, а городская управа тем более. Отсюда такой провал между гражданами и чиновниками, служащий питательной почвой для коммунальных, бытовых, миграционных, коррупционных и иных безобразий. Пока основной ячейкой городской власти не станут микрорайоны.

Взять, например, Первый. Для координации всех его коммунальных, коммерческих предприятий и социальных, жилищных вопросов граждан нужен полномочный микрорайонный совет в составе двух комитетов. Первый комитет – для представителей домовых, квартальных общин, второй – для руководителей и представителей трудовых коллективов местных учреждений и предприятий.

На базе микрорайонных советов можно будет формировать городскую земскую думу из палаты общин и профессионально-отраслевой палаты. В первую палату вошли бы председатели советов микрорайонов, во вторую – руководители городских отраслевых и профессиональных союзов. Нынешние депутаты, которые фактически назначаются бюрократией, оказались бы попросту не нужны. Городское земство в таком виде стало бы реальной народной представительной властью, гармонизирующей интересы всех социальных групп и выстраивающей городскую политику в интересах всех здравомыслящих горожан.

В советское время домовое, квартальное, микрорайнное самоуправление в больших городах выкорчевали корню, дабы оно не мешало правящей партии рулить, куда ей захочется. Помните фильм «Бриллиантовая рука», в котором как бы про между прочим домуправшу, сыгранную Мордюковой, изобразили сатрапом в юбке?

Центральный замысел этого фильма состоял в том, чтобы посредством комедии дискредитировать домовое самоуправление и затем его окончательно упразднить. В досоветское время русские общины еще были, но не в качестве источника хотя бы низовой земской власти, а как обремененные податями и круговой ответственностью коллективы.

Номенклатурная пирамида за последние сто лет неоднократно меняла свои политические фасады, всякий раз отторгая общинную самодеятельность как корневое основание всей системы. Да, господам вертикальщикам так удобней, привычней, прибыльней, но у нашего брата выбора нет: либо мы объединимся в дружественные общины на народной культурной почве и через них выстроим снизу доверху и сверх донизу народные земства, либо о справедливости, достоинстве, правде, достатке и благоденствии не стоит даже мечтать.

Как бы ни было трудно, солидарный общинный дух, который на Дальнем Востоке, по мнению Матиенко, сильнее, чем к западу от Урала, дает надежду на дальневосточное чудо в каждом городе и поселке. И когда такие как Сичкарь со товарищами в своих забытых богом хрущобах начинают в хорошем смысле чудить, становиться неравнодушными гражданами, не надо за это их бить по рукам.

Лучше помочь, научить, поправить и заодно поучиться у них самим, как в том же Биробиджане. Хотя и там некоторые чиновники, говорит Матиенко, пытаются остудить бурлящие инициативами ТОСы. Что неудивительно, ведь настоящая жизнь и бюрократическая мертвечина никогда не жаловали друг друга. Поразительно, что после стольких лет бюрократического усмирения любой полезной горизонтальной инициативы, в народной гуще не перевелись еще романтики и подвижники. Хотя бы в уличном и микрорайонном масштабе.

Последние новости: правительство края и городская дума Хабаровска перед новым годом заявили о необходимости дополнительных мер по развитию территориального общественного самоуправления, что само по себе не может не радовать. Главное чтобы хорошее желание поддерживать новые ТОСы не свелось к банальной бюрократической кампанейщине по созданию виртуальных структур, как при организации советов домов, девяносто процентов которых существует лишь на бумаге.

Виктор Марьясин, город Хабаровск

Источник: http://www.prezidentpress.ru/news/3749-na-vostoke-rossii-zemskiy-duh-v-nicheynom-mikrorayone.html

Если вам понравилась новость, поделитесь с друзьями ссылкой в соцсетях. Спасибо!