Дельфин вернулся в свою среду. «В кресле чиновника мне катастрофически не хватало свободы» — В. Веркеенко

Виталий Веркеенко — руководитель компании-резидента Свободного порта Владивосток — о нарушении законов логики, своем хождении во власть и будущем экономики края.

В конце декабря 2015 года Наблюдательный совет Свободного порта Владивосток (СПВ) утвердил сразу восемь новых резидентов льготного режима. В их числе оказался и СТК «Приморское кольцо», который, согласно проекту, с помощью льгот «порто-франко», существенно расширит свои возможности и превратится в туристско-рекреационный комплекс. В интервью деловой газете «Золотой Рог» руководитель проекта, президент группы компаний «Сумотори» Виталий Веркеенко рассказал о возможностях, которые дает новый статус, неудачном опыте хождения во власть и своем видении перспектив развития экономики Приморья. РИА PrimaMedia публикует материал «На «белой лошади» в Свободный порт Владивосток» полностью, с незначительными изменениями и сокращениями.

» Наблюдательный совет Свободного порта Владивосток (СПВ) 22 декабря утвердил восемь первых резидентов, в том числе СТК «Приморское кольцо», который, согласно представленному проекту, трансформируется из спортивно-технического комплекса в туристско-рекреационный. На вопросы журналиста «Золотого Рога» ответил руководитель проекта Виталий Веркеенко.

— Виталий Васильевич, насколько сложным оказался процесс получения статуса резидента?

— На самом деле вокруг этого события больше шума. Сама по себе процедура довольно проста, от заявителя требуется заполнить онлайн-заявку и представить небольшой пакет документов, в том числе бизнес-план проекта стоимостью от 5 миллионов рублей. По результатам рассмотрения заявки и оценки бизнес-плана Наблюдательным советом выносится решение о предоставлении статуса резидента либо отказе в этом статусе.

— На ваш взгляд, тема Свободного порта Владивосток действительно изменит жизнь края к лучшему или это все-таки полумера?

— Сложно сказать, насколько быстрым будет сам процесс, но в том, что изменения будут кардинальными и при этом позитивными, не сомневаюсь. Закон об СПВ принимался в сжатые сроки, поэтому местами сыроват, но, благодаря возможностям на начальном этапе вносить изменения и корректировки, в конечном итоге он будет максимально эффективно работать на развитие края. Надеюсь, мнения первых резидентов, являющихся участниками процесса реализации уникального опыта, которого пока еще нет в России, тоже будут учитываться.

— Какие бы изменения внесли в закон вы?

— Хочется, чтобы он имел простое администрирование, а не многоступенчатую систему, как сейчас, в которую включены и краевая, и муниципальные власти, и Министерство развития Дальнего Востока, и Корпорация развития Дальнего Востока… — все это вносит некоторую неопределенность и сумятицу и особенно смущает потенциальных иностранных заявителей, желающих понять, кто конкретно принимает какое решение. Кроме того, целесообразно, на мой взгляд, сделать систему получения статуса резидента не заявительной, а по факту нахождения на территории Свободного порта.

— Много споров вызвало такое условие приема в резиденты, как создание нового юрлица, правда потом сделали послабление и в отношении действующего бизнеса. Что думаете по этому поводу и по какому пути пошли вы?

— Что касается проекта «Приморское кольцо», то мы приняли решение войти в СПВ с новым юридическим лицом, а вот Техцентр «СУМОТОРИ» будем заявлять как действующее юрлицо, ввиду наличия выстроенных процессов, полученных лицензий и сертификатов. Споров, касающихся требования к резиденту создать новое юрлицо, действительно было много. В качестве аргументов сторонники этого правила приводили желание сохранить налогооблагаемую базу края и купировать возможности выпадения доходов. Но я с этим не совсем согласен. Так, большую часть дохода в бюджет Приморья приносит НДФЛ, но законы — об СПВ и о ТОРах — не подразумевают льгот в области уплаты этого налога, а что касается налогов на прибыль, имущество и прочих, то они довольно легко оптимизируются, а потому малым предприятиям, например, СПВ неинтересен.

Кроме того, в 2015 году край уже недосчитался более 3 млрд рублей налогов, и есть вероятность того, что в случае задержки реализации конкретных мер СПВ и безвизового въезда эти потери будут еще больше: часть бизнеса либо уйдет в тень и перестанет платить налоги, либо вовсе прекратит существование.

И в том, и в другом случае казна недополучит доход. При этом увеличиваются расходы на администрирование этого закона. Налицо «парадокс белой лошади» как демонстрация недопонимания или нарушения первого и самого важного закона логики — тождества. Его суть в следующем: философ, подъезжая к воротам города на белой лошади, по приказу стражников должен был спешиться, потому как въезд в город на лошади запрещен. Стражники, в свою очередь, охраняли ворота на рыжих лошадях. Тогда мыслитель спросил их: «Вы на лошади?» — «Да». — «На рыжей лошади?» — «Да». — «А моя лошадь белая?» — «Да». — «Белый цвет — не рыжий цвет?» — «Да». — «Соответственно, белая лошадь — не лошадь!» И въехал в город мимо изумленных стражников.

Этот парадокс можно соотнести и с желанием власти не допустить сокращения налоговых поступлений от действующего бизнеса, который решит вдруг получить статус резидента, и с возможностью предоставления этого статуса свежеиспеченным предприятиям, в том числе, с других территорий. Но это будет с большой долей вероятности ошибкой. Наивно полагать, что новый бизнес, особенно из других регионов, будет заходить на рынок для того, чтобы развивать приморскую территорию, как это делают, допустим, Группа компаний «ДНС», Фонд Богданенко, «Монастырев», ГК «СУМОТОРИ» и другие.

С получением преференций СПВ новым игрокам будет легче вытеснить с существующего рынка действующих, и те либо снизят обороты, либо вообще прекратят существование.

В результате старые участники рынка уже перестанут платить, а новые — еще не начнут. Тем самым желание сохранить налоговую базу может ее же разрушить.

— Сегодня много говорят об импортозамещении в туротрасли региона. На кого рассчитано меняющееся «Приморское кольцо»?

— Когда мы начинали этот проект, то говорили о перспективах развития территории с целью улучшения качества жизни. Новые мосты, дороги, заводы и прочие объекты инфраструктуры могут влиять на улучшение жизни, но это сложно напрямую связать с ее качеством. Мы же изначально создавали проект, улучшающий качество жизни приморцев, ориентированный не только на спортсменов — на семейный досуг жителей края. И с трансформацией идеи СТК в туристско-рекреационный кластер наши цели не поменялись, мы работаем в первую очередь для приморцев. Но ввиду падающей динамики выездного туризма, открывающихся перспектив безвизового въезда наверняка будут расти внутренний и въездной турпотоки, поэтому мы учитываем все тенденции и готовим пакетные предложения еще и для россиян из других регионов, а также туристов из АТР.

Команда «Приморского кольца» работала не покладая рук, чтобы проект стал резидентом Свободного порта. Но основная работа, по сути, только начинается…

— В уходящем году вы предприняли неожиданную для многих попытку уйти во власть, но довольно скоро вернулись в бизнес, почему?

— У меня есть профильное образование, позволяющее работать в органах исполнительной власти, есть определенный опыт, но нет призвания этим заниматься. Чем была вызвана эта попытка? Тем, что я болезненно отношусь к так называемым «ляпам» власти, бюрократии, коррупции, и на эмоциях зачастую хочется повлиять на это эффективно и радикально. Но я по-прежнему не имею политических амбиций и считаю, что жизнь можно изменить к лучшему другими инструментами.

Мой эксперимент с походом в краевую администрацию был связан не столько с политикой, сколько с интересным предложением.

Была идея создания департамента проектов и стратегического развития, причем нетипичного для органа власти — лишенного бюрократии, активного, легкого на подъем, с амбициозными задачами и масштабными полномочиями. Но бюрократическая машина вносит свои коррективы в стремления не только бизнеса, но и власти. Окунувшись в систему государственного управления, я понял, что даже при наличии серьезных амбиций реализовать задуманное, будучи госслужащим, крайне сложно. И хочется поставить памятник тем представителям администрации, которые пытаются идти вперед, будучи «связанными» по рукам и ногам. Особенно на фоне тех, кто, имея те или иные полномочия, пытается использовать их в своих личных целях, но не в целях развития территории.

Мне катастрофически не хватало там свободы, к которой я привык за время работы в бизнесе.

Я ощутил это уже в первый рабочий день и даже сказал об этом в одном из телеинтервью, сравнив предпринимателя с дельфином, у которого есть широкая свобода движений, позволяющая делать прыжки и кульбиты, возможность принимать мгновенно решения. А потом этого дельфина вытаскивают на берег и ждут от него того же. Но среда другая. Не получается. И это не только мое ощущение, об этом говорили мне и другие бизнесмены, попытавшиеся сменить «капитанский мостик» руководителя компании на кресло чиновника.

— Не жалеете об этом эксперименте?

— Нисколько. Хочется верить, и в администрации края об этом тоже не жалеют.

— Кризисные явления в экономике налицо, как оцениваете перспективы края?

— Конечно, общие экономические тенденции оказывают свое негативное влияние, но не являются критичными, и в целом будущее края видится мне сегодня весьма оптимистичным. Возможности развития Приморья с помощью преференций Свободного порта Владивосток, ТОРов позволяют предположить большие стройки, которые, в свою очередь, потребуют оживления смежных рынков, роста логистических услуг, создания новых рабочих мест… Режим безвизового въезда несомненно привлечет новые турпотоки, что приведет к увеличению загруженности ресторанов, гостиниц, развитию транспортных услуг и так далее, — все это поэтапно принесет позитивные изменения в экономике края. Более того, есть все основания полагать, что Приморье мягче, чем другие российские регионы, пройдет кризисный период и даже продемонстрирует рост.

Вопрос в другом: хватит ли многим «бензина» доехать до «светлого будущего»?

Если вам понравилась новость, поделитесь с друзьями ссылкой в соцсетях. Спасибо!